• Где лучше отдыхать?

Геленджикская бухта

Геленджикская бухтаНебольшая и мелководная Геленджикская бухта, вокруг которой последние полтора столетия сформировался наш город Геленджик, по праву считается жемчужиной Черноморья. Её великолепное водное зеркало, обрамленное приморскими бульварами и новой набережной, — главная наша достопримечательность, многократно отображённая в пейзажах художников, произведениях фотомастеров и кинодокументалистов. А, по мнению специалистов-географов и геологов, этот живописный морской залив образовался в результате затопления морем низменной дельты с устьями древних рек, речушек и ручьёв, которые стекают со склонов Маркотхского хребта и его отрогов. Именно там, в ущельях (щелях), таятся их истоки — горные родники. Их многочисленные русла пересекают приморскую береговую террасу, формируя её сложный предгорный ландшафт, когда-то занятый первичными дубово-ясеневыми лесами. Ныне от них остались лишь небольшие рощи, а территория полностью освоена хозяйственной деятельностью, в основном виноградниками и городской застройкой.

В результате ручьи и речки мелели, превращаясь в водосточные канавы. Все это влияет на благоустройство города, создаёт проблемы для экологии курорта, пляжного хозяйства и коммунальных служб города.

Этот процесс начался не сегодня. Ещё в 30-е годы XIX века, когда в 1831 году на южном берегу бухты только появилось Геленджикское военное укрепление Черноморской береговой линии, его посетил европейский путешественник Ф. Дюбуа де Монпере (1798-1890). Весной 1833 года он совершил на русском корабле путешествие вдоль черноморских берегов Северного Кавказа и Закавказья, посетив Геленджикское укрепление ориентировочно летом 1833 года. Он не только делал зарисовки бухты и ее окрестностей, но и принимал участие в жизни гарнизона военного укрепления, в его боевых и хозяйственных вылазках по окрестным предгорьям.

Серьёзный учёный-геолог, натуралист и археолог, он в своём многотомном труде «Путешествие вокруг Кавказа» отмечает негативные последствия вырубки горных лесов, нарушение традиционных методов природопользования и разрушение природных ландшафтов. Известно, что вырубка лесов вокруг укрепления обеспечивала не только его безопасность от внезапного нападения, но и насущную потребность в заготовке дров и фуража.

Принимая участие в этих вылазках, учёный отмечал роль горных лесов в защите от свирепых северо-восточных ветров и с тревогой записывал: «При основании Геленджика там, в прекрасной тени Куплези находился замечательный ручей, который всегда, зимой и летом, давал воду. После того, как это место было оголено рубкой деревьев на много вёрст вокруг, он высох, и не осталось ничего, кроме одной вонючей лужи, которая становится весьма опасной во время жары». О чем это он?

Эти наблюдения Ф. Дюбуа де Монпере — сигнал о грозящей экологической опасности. А «замечательный» ручей — не что иное, как знакомый всем нам ручей с малоприличным названием Сурун (или Су-Аран), скрытый в бетонном лотке под нынешней улицей Островского. Под её самой нарядной частью — Платановой аллеей — скрыто русло ручья, служившего дополнительной водной преградой с северо-восточной стороны Геленджикского укрепления. Кстати, его местное название Су-Аран, или Сурун, не обозначено ни в одном из современных или старинных планов города, а название Куплези взято из перевода с подлинника «Путешествие по Кавказу», изданного Ф. Дюбуа де Монпере на французском языке. Выяснить это загадочное название помогло изучение русской гидрографической карты середины XIX века. Она получена в 1998 году от гидрографической службы Черноморского флота и является фотокопией старинной карты, хранящейся в Военно-Морском музее в Санкт-Петербурге. Карта содержит множество интересной информации. Её исполнитель — военный топограф и гидрограф поручик Трутаев. Что-то знакомое? Да, на современных картах Краснодарского края и, конечно, на мореходных картах около Черноморского побережья Тамани отмечена «Банка Трутаева», видимо, известного гидрографа.

На нашей карте показана Геленджикская бухта с окрестностями примерно в границах современного города-курорта, а на её южном берегу — Геленджикское укрепление. В связи с бездорожьем оно имело постоянное сообщение только морским путём, а бухта в те времена служила одной из баз Черноморского флота. Для безопасности мореплавания в этой мелководной бухте экспедиция Трутаева выполнила тщательные промеры её глубины. Причём, в качестве репера принята отметка церковной колокольни в Геленджикском укреплении. Вместе с другими строениями укрепления эта первая геленджикская церковь была уничтожена в ходе Крымской войны, поэтому неизвестны её точное местоположение, название и архитектура. Наша бухта на этой карте именуется «Бухта Геленджикъ или Куплеzin». Это же название «Куплеzin» указано на речке вдоль северо-восточной границы укрепления. Таким образом, установлено её историческое название — Куплези. Историки предполагают, что оно аналогично названию черкесского поселения в долине Куплези, где-то на нынешней улице Островского. Для тех, кто интересуется этим вопросом, рекомендуем обратиться к труду Ф. Дюбуа де Монпере, перевод которого недавно издан в Нальчике весьма ограниченным тиражом.

А нас более интересуют многочисленные ручьи и речки, показанные на карте Трутаева, в том числе в северо-западной части бухты и в районе Тонкого мыса. О них ещё предстоит рассказать. А о том, каково современное состояние ручья Куплези, мы знаем не понаслышке. На месте лесов, вырубленных вокруг Геленджикского укрепления, давно уже существуют кварталы и улицы центральной части города.

Что касается «вонючей лужи», о которой писал французский путешественник, то она наблюдается в устье реки, на берегу бухты, где расположено кафе «Пирамида». Весной нынешнего года на приморском отрезке бульвара по улице Островского построено локальное очистное сооружение, призванное улучшить санитарное состояние этой самой загрязнённой части бухты. О его технологии и достигнутых результатах работы в минувший курортный сезон никакой информации пока не поступало, хотя многих, наверное, это интересует.

Вопреки экологическим прогнозам Ф. Дюбуа де Монпере речка Куплези не высохла, она продолжает существовать, доставляя головную боль нашим коммунальщикам, и пополняется за счёт обширной водосборной территории, куда входит значительная часть юго-западного склона предгорий и отрогов Маркотха. В частности, питается родниками, находящимися в Керченской, Новороссийской и Борисовской щелях.

Автор — Осичева  М. М.