• Где лучше отдыхать?

История Геленджика

История Геленджикского района богата событиями и уводит нас в далекое прошлое. Современному человеку Может показаться, что люди жили здесь вечно. Однако первые поселения появились в этих местах «сравнительно недавно» — около 200 тысяч лет назад. К такому выводу в 1966 году пришел археолог В. Е. Щелинский, обнаружив в 6 км. от Геленджика, на берегу реки Адербы стоянку первобытных людей. Кремниевые наконечники стрел, сколы камней в виде скребков и ножей, глиняные черепки, толстый слой золы от костров, кости животных и рыб — все это свидетельствовало о первых поселениях человека в этих местах.

В IV-III тысячелетии до нашей эры на территории Кавказа жили племена, оставившие после себя одну из самых непостижимых загадок человечества — огромные погребальные сооружения — дольмены. Несколько десятков дольменов было сооружено и на территории современного Геленджикского района. Пришедшие на смену этим племенам адыги называли дольмены «испун» («дома карликов»), абхазы — «псаун» («дом для души») или «адамра» («могила»), казаки именовали эти сооружения «богатырскими хатками».

Построенные на 500 лет раньше египетских пирамид дольмены, так же как и усыпальницы фараонов, поражают наших современников инженерным совершенством и изобретательностью строителей. Нам, людям, живущим в XXI веке, трудно понять, как древние мастера перемещали на большие расстояния огромные каменные блоки, при помощи каких приспособлений они так ладно и точно подгоняли их друг к другу, каким образом делали круглые отверстия в «дверях» дольменов. Дав пищу для несмолкаемых споров среди ученых, дольмены и сегодня привлекают к себе тысячи туристов, которые каждый год отправляются на встречу с этими «посланцами бронзового века».

Свой след в истории Геленджикского района оставили и последующие эпохи: железный век и античность. Вслед за исчезнувшими племенами «дольменной культуры» сюда пришли более подвижные и воинственные племена, которые также исчезли, не оставив явных следов своего присутствия. Историки полагают, что отчасти они ассимилировались с появившимися здесь новыми племенами.

В конце VII века до нашей эры берега Черного моря стали осваивать древние греки. Избрав верную тактику «мирного врастания» в эти земли, греки стали устанавливать добрососедские отношения с местными племенами, ведя с ними взаимовыгодную торговлю. В целом, дружелюбная политика Эллады, их развитые ремесла, изделия искусных мастеров, а также желание поделиться богатым опытом в области строительства, растениеводства и мореплавания сыграли ключевую роль в отношениях с аборигенами. С негласного одобрения последних греки приступили к активной колонизации новых территорий. Так было положено начало жизни новых городов, наиболее известными из которых стали Ольвия, Херсонес, Фасис, Тира, Фанагория и др. Тесные связи со своей исторической родиной — Грецией — не мешали, впрочем, переселенцам вести достаточно независимую политическую и экономическую жизнь.

В VII веке до нашей эры на берегу современной Геленджикской бухты возникла греческая колония Торик, сведения о которой впервые появляются в сообщениях автора древнегреческих лоций Псевдо-Скилака в VI веке до нашей эры. Он довольно точно указал местонахождение этого города: «южнее меотов (современная Тамань) жили синды со столицей Синдская Гавань (Анапа), далее керкеты (современный Новороссийск), за ними — тореты и греческий полис — Торик». Античные историки и мореплаватели писали, что тореты — «народ справедливый, добрый и весьма опытный в мореходстве».

Долгое время историки не могли дать четкого ответа на вопрос, где именно находился Торик. Случайные находки не позволяли определить его точного местоположения. В 1971 году археологам все же удалось его обнаружить. Поселение находилось на Тонком мысу, на берегу бухты. Торик был невелик, что, видимо, было связано с его ограниченным экономическим потенциалом (гористая местность и каменистая почва не позволяли получать больших урожаев зерновых культур). Кроме того, Торик находился на окраине греческой ойкумены, а дальше простирался враждебный варварский мир с его жестокостью и непредсказуемостью.

Неотъемлемой частью этого «варварского мира» был пиратский промысел. Античный историк и географ Страбон сообщал, что «за пределами Синдикии и Горгипии (современная Анапа) вдоль моря на гористом берегу почти без бухт обиают ахеяне, зихи и гениохи. Все они живут морским разбоем. У них имеются маленькие галеры, легкие и изогнутые, вмещающие 20, редко 30 человек». Греки называли эти галеры «камарами» («легкие лодки»). Образуя флотилии из камар, варвары нападали на суда, груженые товарами, подплывали к берегам какой-нибудь страны или города, господствуя, таким образом, в море. «Также они поступают повсюду, где причаливают, так как им хорошо известны все эти лесистые местности; спрятав камары, они бродят пешие ночью, а иногда днем, для того чтобы захватить пленников, за которых можно легко получить выкуп. Прежде чем удалиться они дают знать всем потерпевшим, какую добычу они с собой унесли».

В краеведческом музее Геленджика среди наиболее ценных экспонатов этого периода можно увидеть предметы быта, ювелирные украшения, монеты, железные и бронзовые наконечники стрел, кости домашних животных, каменные зернотерки, принадлежавшие жителям Торика.

В V веке до нашей эры Торик сошел с исторической арены. Археологи установили, что, лишенный оборонительных стен, город сгорел. Скорее всего, он погиб в результате вторжения варваров или набегов пиратов. Окраинное и изолированное положение Торика оказалось решающим фактором в его трагической судьбе.

Позже, греческое поселение было перенесено в центральную часть бухты и, вскоре, судя по находкам археологов, оказалось в зоне влияния интересов Рима. Историки склонны видеть здесь античный город Пагры, основанный в 63 году нашей эры, но прямых доказательств этому нет. Судьба этой колонии также печальна: она исчезла, как и все Боспорское царство, около 370 года при нашествии варваров, скорее всего — гуннов.

В домонгольский период раннего средневековья на просторах восточного Черноморья, сложился племенной союз Зихия, в этногенезе которого сказалось соприкосновение с киммерийцами, скифами, сарматами, половцами, аланами, гуннами, готами, болгарами, евреями, хазарами, русичами, татарами, турками и другими народами.

В VI веке правители Зихии поддерживали дружеские отношения с могущественной Византией, которая принесла зихам христианство. Свое влияние оказало и присутствие на этой земле генуэзцев. Именно на территории современной Гелендижкской бухты итальянские купцы основали колонию Мавролака («Черная лагуна»).

После нападения в 1453 году Константинополя византийско-генуэзское влияние на Черноморском побережье Кавказа было утрачено, и на 35 лет здесь воцаряется турецкое владычество. Однако вассальная зависимость от Турции носила для горцев лишь номинальный характер, поскольку они так и не были покорены. Не без помощи Османской империи горцы Кавказа почти повсеместно приняли ислам. Не стал исключением и район Геленджика. Кстати, название «Геленджик» окончательно закрепляется за городом именно в этот период.

Прежнее адыгейское называние (натухайское) называние местности переводилось как «маленькое пастбище» — «Хъулъыжъий». Скорее всего, адыгейское название при заимствовании турками было трансформировано в «Келендчик» (в переводе с тюркского — «белая невесточка»). Столь поэтическое название с трудом сочеталось с драматическими событиями, которые разворачивались здесь на протяжении почти 150 лет. Турки превратили небольшое черноморское поселение в один из самых известных и крупных на побережье невольничьих рынков. Отсюда прекрасных красавиц, захваченных при набегах на села соседей, поставляли в гаремы Турции, Аравии, Египта и других стран.

Существует и другая версия происхождения названия города. Не исключено, что «Геленджик» («белая невесточка») — перевод с черкесского. Каждую весну терновые деревья, в изобилии растущие у подножия Маркотхского хребта, покрываются белыми цветами. Склоны гор как бы укутываются свадебной фатой невесты. Возможно, что именно это природное явление и игра воображения людей дали название городу.

С работорговлей на побережье покончено только после завершения нескольких русско-турецких войн. В 1829 году по Адрианопольскому договору Турция уступила России Черноморское побережье Кавказа от Анапы до Поти.

В августе 1831 года русский десантный отряд численностью 4 тысячи человек под командованием генерала Е. А. Берхмана высадился в Геленджикской бухте. Началось строительство военного укрепления, которому полвека было суждено являться одной из опорных баз русских войск на Черном море.

Горцы, без участия которых подписывался Адрианопольский мир, вооружаемые и подстрекаемые Англией и Францией и, поддерживаемые Турцией, отказались признать право России на Кавказ, а себя — российскими подданными. Началась затяжная Кавказская война, стоившая больших потерь воюющим сторонам. Основной фронт боевых операций проходил в горах Дагестана, Чечни, Ингушетии и Черкессии. Черноморье также было втянуто в зону военных действий.

Геленджикское укрепление находилось под постоянным прицелом неприятельских черкесских винтовок. Особенно активны были черкесы из горного аула Мезыб (ныне село Дивноморское).

Службы у солдат была опасной и трудной, пища — скудной, землянки-бараки — примитивными, влажными и холодными. Немалые потери солдаты гарнизона несли от болезней, особенно боялись малярии, которая, не разбираясь в чинах и званиях, могла избрать своей жертвой любого.

Несмотря на трудности, были построены крепость, административные дома и пороховые погреба. Оценивая этот факт, командующий Черноморской береговой линией Н. Н. Раевский отмечал, что генерал Берхман первым «из русских генералов стал твердым копытом на восточном берегу Черного моря и основал Геленджик».

Под руководством генерал-лейтенанта А. А. Вельяминова рядом с Геленджиком в середине 30-х годов XIX века были обустроены и другие укрепления: Александрийское (Кабардинка), Ново-Троицкое (Криница) и Михайловское (Архипо-Осиповка).

По плану русского командования вся система военных укреплений на Черноморском побережье, куда входил Геленджикский гарнизон, должна была обеспечить введение морской блокады и отрезать горцев от морских торговых связей с внешним миром, лишив их поставок промышленных товаров, продовольствия, вооружения, и принудить к капитуляции.

Немалый вклад в обустройство единой береговой линии внес генерал Н. Н. Раевский. Под его руководством в 1838 году были построены Вельяминовское, Тенгинское, Новороссийское, а в 1939 году — Головинское, Лазаревсео и Раевское укрепления.

Раевскйи вел борьбу с контрабандой на Черном море и англо-турецкой агентурой. Он был сторонником более гибкой тактики по отношению к горцам и не разделял официальной политики царизма на Кавказе. Раевский предлагал бесполезное кровопролитие заменить мирными средствами и ратовал за расширение торговых связей с горцами. Взгляды Раевского Н. Н. шли вразрез с официальной доктриной ведения Кавказской войны, и поэтому в 1841 году он был отправлен в отставку.

Старинный ГеленджикВ 1837 году в Геленджикское укрепление морем из Тамани прибыл двадцатитрехлетний М. Ю. Лермонтов. Оформив необходимые документы у коменданта, он с оказией отбыл в Ольгинское укрепление. Там он участвовал в походе генерала Вельяминова за реку Кубань, но затем вновь был направлен в Геленджик (приблизительно 19-23 мая). В послужном списке поэта отмечено его участие в перестрелках — 24 мая на реке Догуаб и 25 мая — на реке Пшада. Вскоре, Лермонтов с частью отряда генерала Вельяминова был откомандирован на строительство Михайловского укрепления. Таким образом, поэт пробыл в Геленджикском районе с 19 мая по 24 сентября.

В память о пребывании в Геленджике великого русского поэта на набережной в 1956 году был открыт памятник. Ленинградский скульптор Л. М. Торич изобразил стоящего в задумчивости поэта. Место для памятника было выбрано весьма удачно. Он стоит как раз на том месте, где, по воспоминаниям современников, любил бывать опальный поэт.

В августе 1837 года Геленджик посетил император Николай I, но его прием был омрачен на редкость неблагоприятной погодой. Огромной силы северо-восточный ветер (норд-ост), подувший накануне, в день приезда царя, усилился еще больше. Палатку генерала Вельяминова, где для царя был устроен легкий завтрак, с трудом удерживали сто казаков. Через несколько дней, поблагодарив гарнизон за службу и наградив наиболее отличившихся, император покинул Геленджик.

Во время Крымской войны на Черном море России противостояли Англия, Франция и Турция. Неприятельский флот заблокировал русские корабли. В 1854 году русское командование, ради спасения гарнизонов и во избежание возможного захвата врагом береговых укреплений, приказало упразднить Черноморскую береговую линию, людей эвакуировать, а укрепления взорвать.

Новая волна русских переселенцев докатилась до Черноморского побережья линь в 1864 году по завершению Кавказской войны и депортации значительной части непокорных черкесов в Турцию. Освоение побережья носило принудительно-добровольный характер и шло медленно. Прибывшие сюда 630 семей из отставных солдат и матросов, казаков и государственных крестьян, несмотря на немалые льготы, решить задачи обустройства этой территории не могли, а поэтому правительство пригласило заселять пустующие земли иностранцев. В 1877 году в районе Геленджика появились первые поселения греков и чехов. Греки основали село Прасковеевку, чехи — поселок Тешебс, а молдаване — Молдавановку.

Жизнь постепенно налаживалась, но Геленджик по-прежнему оставался типичной захолустной станицей, жаркой и пыльной, с чахлой растительностью в палисадниках. Только начало строительства в 1891 году шоссе из Новороссийска до Сухума внесло оживление в жизнь этих районов.

В Геленджике появились цементный завод «Солнце», принадлежащий франко-русской компании, лесопильня по производству паркета, магазины, первые акционерные общества, гостиница. Капитализм делал свои первые шаги. Здесь стали обзаводиться участками дворяне, отставные офицеры, интеллигенция, буржуазия. Весьма специфично в начале XX века выглядел социальный состав местного населения: 45-50% геленджичан этого периода составляла интеллигенция — врачи, адвокаты, учителя, инженеры. Село стало приобретать черты дачного местечка, окруженного садами и виноградниками. Для удобства приезжающих на отдых были открыты трактир, кофейни, парикмахерские, у береговой линии появились немногочисленные купальни, заработали рынок и пристань.

В 90-х годах XIX века Геленджик становится курортной дачной местностью. Одним из первых организаторов курорта стал врач М. Ф. Сульжинский. Он открыл в 1900 году на Тонком мысу первый частный санаторий.

Другим сторонником развития курортного дела в Геленджике был Ф. А. Щербина. В жизни Федора Андреевича было все: участие в революционной деятельности, написание книги «История Воронежского земства», за которую он получил премию Академии наук, избрание депутатом II Государственной Думы. Щербина был историком и этнографом Кубани, особое место в его жизни занимал Геленджик, здесь он владел земельными участками, купальней, рыбными промыслами. Ученый стал родоначальником курорта Джанхот, организатором закладки Ботанического сада и виноградного хозяйства. Дом Щербины находился на месте нынешнего ресторана «Платан». Благодаря Щербине Геленджик принял участие в нашумевшей выставке «Русская Ривьера», где ученый выступил с докладом «Геленджик: порт и курорт».

В 1907 году Геленджикская бухта официально стала «курортным местом». В 1912 году при помощи Щербины на Тонком мысу открылся костнотуберкулезный санаторий им. Пирогова.

В 1915 году Геленджику официально был присвоен статус города, но его дальнейшему развитию помешали сначала Первая мировая война, а затем — грянувшая революция. Советская власть победила в Геленджике 1 декабря 1917 года мирным путем. В годы Гражданской войны Кубань стала центром классовой борьбы. Через Геленджик из Тамани на соединение с регулярными частями Красной Армии двинулись, уходя из окружения, полки красноармейцев. За отступающими частями следовали более 20 тысяч беженцев. Эти события легли в основу повести А. С. Серафимовича «Железный поток».

После завершения гражданской войны, Геленджик стал развиваться как город-курорт. В годы первых пятилеток здесь стали принимать на отдых детей рабочих завода «Ростсельмаш», открылся дом отдыха МГУ. К 1941 году в городе уже действовали 30 здравниц. Вместе с частным сектором, ежегодно они могли принять до 50 тысяч человек. Санатории были хорошо оборудованы, в качестве консультантов на лето сюда приезжали лучшие врачи из наиболее крупных городов страны.

В годы Великой Отечественной войны Геленджик стал прифронтовым городом. Первые немецко-фашистские самолеты появились над городом уже 25 июня 1941 года. Летом 1942 года немецко-фашистские войска начали крупное наступление на Кубани. Один из ударов фашисты направляли по Новороссийску. Наступление врага было остановлено советскими воинами в начале сентября. Линия фронта прошла по Новороссийску, от нее до Геленджика было всего 20 км. Город развернул на базе санаториев и домов отдыха свыше 50 госпиталей. На Тонком мысу находился военный аэродром, где базировался женский ночной бомбардировочный авиаполк. На легких бипланах «У-2» бесстрашные девушки ночью на низкой высоте бомбили наиболее охраняемые позиции неприятеля. Фашисты называли наших летчиц «ночными ведьмами».

Здесь же, на Тонком мысу, формировались соединения торпедных, сторожевых катеров и десантные батальоны, которым под командованием Ц. Л. Куникова суждено было штурмовать вражеские укрепления, освобождая в сентябре 1943 года Новороссийск. Значительная часть десанта уходила из района набережной у нынешнего городского пляжа. Здесь 9 мая 1949 года был открыт памятник воинам-освободителям (автор — краснодарский скульптор М. А. Цветков). На пьедестале памятника начертано «Наше дело правое, мы победили!». Боец указывает рукой в ту сторону, куда шел десант, освобождая Новороссийск.

До начала 50-х годов, Геленджик залечивал нанесенные войной раны. Были восстановлены разрушенные дома, санатории, пионерские лагери и набережные. В 50-60-е годы заметно увеличилась пропускная способность прежних здравниц, началось строительство новых.

С 1970 года Геленджик стал курортом Всесоюзного значения, и уже на следующий год, на берегу Геленджикской бухты был создан искусственный песчаный пляж длиной около 1 км. По площади, это был самый большой искусственно намытый пляж в России. В 1975 году площадь пляжа была увеличена еще в 1,5 раза.

Свое второе дыхание в послевоенный период Геленджик обрел в конце 90-х годов. Благодаря новой администрации во главе с бывшим мэром города-курорта Геленджик С. П. Озеровым были успешно реализованы многие инвестиционные программы. Предметом гордости жителей города стала просторная чистая и утопающая в зелени цветников и парков набережная. Такой набережной нет ни на одном курорте России. В городе работает разветвленная индустрия отдыха: аквапарки, канатные дороги, дельфинарии, океанариум, сафари-парк, парк экстремальных аттракционов, кафе, рестораны и казино.

Здравницы Геленджика по праву считаются одними из лучших на Черном море. Приезжающие сюда туристы и отдыхающие видят, что у города с богатой историей есть большое и перспективное будущее…

Ссылки по теме:

Купальни Геленджика начала ХХ века